сортировать по:{sort}

Окультуренная генетика и балет

Балет я не люблю с детства. Лет так с пяти, точнее, с тех пор, когда мы откинулись с прекрасных сахалинских ебеней, где папа проходил службу после академии, прямо в исторически родную культурную столицу бывшей империи. 
И, пока дедушка радостно жамкал любимых внуков, бабушка как-то поджала губы жопкой, осмотрела критическим взглядом наше семейство и сказала: «Мда… Я почему-то думала, что у меня внук и внучка, а мне двух сорванцов привезли». Я хотела было что-то вякнуть про «Бабушка, ты что, совсем не видишь? Это же я, твоя любимая внучка!», но, пока соображала, импульс действий моих родственников понёсся скачками. Одновременно родители спрятали мой лохматый организм в потёртых, но зато чистых!, джинсах «Монтана» и с гавкающим Тобиком в руках, куда-то подальше от глаз привередливой старушки и дали подзатыльник ржущему старшему, а дед основательно вздохнул и сказал: «Настя, не трогай ребёнка. Перерастёт и генетика возьмёт своё. Окультурится»...

Подробнее

Мой бывший друг...

Каждый Новый год я вспоминаю Серёгу. Был у меня такой друг. Наверное, это самая грустная фраза на свете – был у меня друг. Был. Он с родителями жил в квартире соседнего подъезда, как раз через стенку от нас. Мы нередко слышали, какие там порядки наводит его батя. Бухал и гонял всю семью, жену бил и сына лупил. Да и мать у Серёги тоже выпить и поорать любила. 

Он большую часть времени проводил вне дома и, собираясь в школу, помимо рюкзака с учебниками и тетрадями, всегда хватал с собой футбольный мяч, который ему подарил дедушка до того, как умер. После уроков мы играли в футбол, а, когда народу становилось меньше, переходили на «банан» или «квадрат», и так – до позднего вечера. В итоге Серёга неизменно оставался один и чеканил мяч, пока мать с балкона не звала его домой. Так бывало даже зимой. Однажды после ужина, перед тем как улечься в постель, я выглянул в окно: темно, идёт снег, белый-белый, фонарь освещает пятак во дворе, а под ним Серёга набивает «соточку»...

Подробнее