сортировать по:{sort}

Падал прошлогодний снег...

Проблемы с цензурой возникли у Татарского еще во время работы над первым мультфильмом – «Пластилиновой вороной». Ему разрешили его снять в порядке исключения – за то, что он помог разработать анимационные заставки к Олимпиаде-1980 на телевидении.

Но когда мультфильм был готов, его запретили к показу с формулировкой «идеологически безыдейный». Ситуацию спасли Эльдар Рязанов и Ксения Маринина, в то время работавшие над программой «Кинопанорама» – вопреки запрету, они выпустили мультфильм в эфир.

Признанным успехом мультипликатора стала заставка к программе «Спокойной ночи, малыши!», которая вошла в Книгу рекордов Гиннесса по количеству выходов в эфир. Вдохновленный этим успехом, Татарский принялся за создание нового мультфильма – «Падал прошлогодний снег» по сценарию Сергея Иванова. И вот тут претензий у цензоров было еще больше.

Автор вспоминал: «Этот фильм вообще был запрещен, положен на полку, и формулировки были гораздо более гадкие. Если «Ворона» – просто безыдейная глупость, то это уже русофобия, издевательство над советским человеком. Потому что в фильме всего один герой, и он русский (он же в шапке, мужик), и при этом он идиот»...

Подробнее

Любовь это...

Я Пришёл посидеть к морю, сидит пожилая пара, уже хорошо за 70 где-то. Женщина держит мужа за руку и они разговаривают. Это так ....так мило- подумал, я. Даже залюбовался. Сидит пожилая парочка держатся за руки и разговаривают. Блин. Потрясающе.
Я сел недалеко. Они продолжают начатый разговор.
- Яша, послушай меня сюда еще раз. Я не хочу, шоб сегодня приходил этот Лёва. Он припрётся со своей Жанной. А я видела, как эта Жанна на тебя смотрит. И ты на неё лупишься. Старый блядун.
- Ой Маша.....шо ты говоришь бред. У меня на оба глаза зрение "- 8". У меня теперь все на одно лицо. И ты тоже. Я тебя только по этому бреду и узнаю. Не будь дурой...

Подробнее

В жизни всякое бывает

Дед Афанасий был человеком честным, но пьющим.

Работал он в кафе, находившееся в пятиэтажном доме, на одной из центральных улиц города, сторожем.
Зарплаты и пенсии вполне хватало, чтобы иногда высылать внукам и на спиртное. А кормился старик тут же, при кафе.

Жена его, Екатерина, умерла уже больше десяти лет назад. Почти в тот же год старик пристроился сюда на работу и был рад, так как место было замечательным во всех отношениях. Ночью, он, приговорив бутылочку портвейна, купленную перед дежурством, спал, а утром, сняв пробу со сваренной поварихой солянки, шёл сытым домой, где снова выпивал и спал.
Так и коротал свои дни, ожидая встречи со своей драгоценной Катенькой, там, за чертою бытия.

Волноваться, что вдруг, нападут грабители, не приходилось.
Улица центральная, то дружинники, с красными повязками на рукавах, стайками прогуливаются, то строгие милиционеры патрулировали район, как бы там ни было, жил он в СССР, а не в бандитском районе Чикаго, хотя, про этот далёкий город ему никогда и слышать- то не доводилось.

Но в одно прекрасное утро его спокойной жизни пришёл конец...

Подробнее